Партнёрские программы в интернете.  Логотип Partners4.Net

Партнёрские программы в интернете
Статьи о партнёрских программах и электронной коммерции

Партнёрские программы в интернете. Разделитель Главная Партнёрские программы в интернете. Разделитель Партнёрские программы в интернете. Разделитель Статьи Партнёрские программы в интернете. Разделитель Партнёрские программы в интернете. Разделитель Новости Партнёрские программы в интернете. Разделитель Партнёрские программы в интернете. Разделитель Поиск Партнёрские программы в интернете. Разделитель Партнёрские программы в интернете. Разделитель О Проекте Партнёрские программы в интернете. Разделитель Партнёрские программы в интернете. Разделитель Контакт Партнёрские программы в интернете. Разделитель Партнёрские программы в интернете. Разделитель Карта Сайта Партнёрские программы в интернете. Разделитель
 
СТАТЬИ О ЭЛЕКТРОННОЙ КОММЕРЦИИ

5 бесплатных способов увеличения прибыли от своего электронного бизнеса, на основе сотрудничества с другими ресурсами

Методы и способы раскрутки сайта.

Как переводится ”fast easy money”?

Чем 10 процентов успешных коммерсантов отличаются от 90 процентов закоренелых неудачников

Таргетинг повышает ROI

Правовое регулирование электронной торговли в России (продолжение)

Правовое регулирование электронной торговли в России

”Коммерческое” направление развития корпоративного Web-сайта

PR-направление развития Web-сайта компании

Web-представительство компании - переход к активному освоению возможностей Интернета





Мы будем рады ср=отрудничать в размещении на нашем сайте ваших рекламных материалов как на платной основе(это лучше всего), так и основываясь на взаимном обмене тематическими ссылками между нашим сайтом и сайтами близкими к темам "Партнёрские программы в интернете" и "Электронная коммерция". Если у вас есть предложения по взаимному сотрудничеству в данной области, то мы просим вас связаться с нами с помощью e-mail(a) имеющегося на странице "Контакты".


Нас интересует также и размещение ссылок рекламирующих на взаимной основе между нашим сайтом и сайтами-партнёрами или на специально отведённых для этой цели страницах или и на главной странице нашего проекта.
 

Партнёрские программы в интернете. Предыдущая страница предыдущая страница

Правовое регулирование электронной торговли в России

Ни для кого ни секрет, что коллизии и “пробелы" российского законодательства регулирующего такую важную и сложную сферу деятельности, как использование интернет-технологий в бизнесе и государственном управлении в значительной степени тормозят процессы, связанные с повышением эффективности работы предприятий всех форм собственности и никак не способствуют интеграции нашей страны в современную глобальную экономику.

Именно отсутствие правовых гарантий, связанных с использованием сети Интернет и ее инфраструктуры при совершении различного рода сделок при продаже товаров и услуг удерживает крупных отечественных и зарубежных производителей, а также государственные структуры от масштабных инвестиций в данную сферу, обладающую огромным потенциалом экономии, повышения прибыльности и обеспечения условий для ведения современного бизнеса.

Современное состояние правового регулирования электронной коммерции и торговли в России характеризуется прежде всего тем, что нет юридического определения таких базовых понятий как электронная торговля, электронная коммерция, электронная сделка, электронный документ, интернет, вэб-сайт. Все это создает определенный правовой вакуум в данной сфере, который не позволяет должным образом защитить права участников электронной торговли.

Несмотря на то, что в основополагающих законодательных актах, в частности в гражданском кодексе прописана возможность использования электронной формы для совершения сделок, на уровне подзаконных актов, во многих случаях прямо прописывается использование бумажных документов.

В настоящее время в ГД РФ рассматриваются два законопроекта, посвященные этой важной и перспективной сфере деятельности.

Учитывая важность данного законопроекта мы рассчитываем на его широкое обсуждение и отклики заинтересованных сторон.

Свои предложения по внесению дополнений и изменений в законопроект можно присылать по адресу: nikae@nauet.ru





Парламентские слушания на тему: "Правовое регулирование электронной торговли в России; проект федерального закона "Об электронной торговле"




1. Председатель Комитета по информационной политике Валерий Яковлевич Комиссаров

2. Старший научный сотрудник ИГП РАН Соловьяненко Нина Ивановна

3. Директор Департамента правового обеспечения Мининформсвязи Якушев Михаил Владимирович

4. Председатель правления НАУЭТ Черешкин Дмитрий Семенович

5. Руководитель группы компании "Пей кэш" Дустов Виктор Леонидович

6. Представитель компании "Метро" Майор Инга Викторовна

7. Председатель совета директоров Центра развития экономики Бойко Алесандр Алексеевич

8. Вице-президент Торгово-промышленной палаты Российской Федерации Исаков Владимир Борисович

9. Исполнительный директор НАУЭТ Никольский Антон Анатольевич

10. Директор по развитию бизнеса "Озон" Зельманов Игорь Ильич

11. Представитель института государства и права Российской академии наук Семилетов Станислав Иванович

12. Руководитель группы по правовой защите интеллектуальной собственности и информационных технологий "Эрнст энд Янг" Наумов Виктор Борисович

13. Директор по развитию электронного бизнеса "М-видео" Верещагин Андрей Владимирович

14. Представитель Московского технического университета связи и информации Воронин Валерий Георгиевич

15. Старшего вице-президента Внешторгбанка Коротков Андрей Викентьевич

16. Руководитель Дирекции организации и методологии конкурсных закупок РАО "ЕЭС" Романова Алексей Анатольевич

17. Директор института конкурсных технологий Дашков Сергей Борисович

18. Заместитель руководителя департамента торговли, город Москва Королева Светлана Ивановна

19. Координатор Комитета по торговле «Русбренд» Максимилиан Муселиус

20. Юрист-эксперт Федорова Юлия Игоревна

21. Старший научный сотрудник ИГП РАН Петровский Станислав Витальевич



Выступление председателя Комитета по информационной политике В.Я. Комисарова:

Я имею честь открыть сегодняшние парламентские слушания, которые носят наименование "Правовое регулирование электронной торговли в России; проект федерального закона "Об электронной торговле".

Предлагается следующий регламент. Выступления участников парламентских слушаний - до 8 минут. Сначала открытие, потом доклад, основной доклад председателя Комитета Государственной Думы по информационной политике, потом выступления участников парламентских слушаний - до 8 минут, вопросы к выступающим и ответы, и свободная дискуссия всех присутствующих - выступления до 5 минут. И 5-м пунктом - принятие проекта рекомендаций парламентских слушаний, потому что именно эти рекомендации лягут в основу для окончательной доработки текста закона "Об электронной торговле".

Безусловно, сама тема крайне важна для развития российской экономики, потому что фактически во всех цивилизованных странах мира доля электронной торговли постоянно увеличивается. Оборот в электронной торговле за прошлый год составил около 650 миллионов долларов. По прогнозам, в этом году и в следующем году финансовый оборот денег участников, которые участвовали в электронной торговле, приблизится к 1 миллиарду долларов. Соответственно, это очень серьезная экономическая сфера, которая требует своей законодательной базы. До сих пор проекта закона "Об электронной торговле" не было.

Мы с вами сегодня проводим очень важные парламентские слушания, так как те процессы, которые называют электронной торговлей, на самом деле представляют собой процессы широкого использования коммуникационных технологий при осуществлении самой различной предпринимательской деятельности. Эти процессы получают в настоящее время и в нашей стране все более значительное развитие, поскольку обеспечивают увеличение прозрачности экономической деятельности, повышение ее прямой эффективности, уменьшение множества издержек и увеличение прибыльности. Эти процессы, особенно важно, позитивно влияют на развитие социальной сферы, которая теснейшим образом, как мы знаем, связана с успехами экономики и ее управления.

Все более и более в России, включая субъекты Российской Федерации, государственные закупки основываются на технологиях электронной торговли. И так как государство является самым мощным покупателем товаров, работы и услуг, понятно и в этом смысле огромное значение развития электронной торговли. Успешно развиваются все сегменты электронной торговли: платежная система, корпоративные электронные торговые площадки, розничные Интернет-магазины и так далее.

Так, электронные торговые площадки имеют крупнейшие предприятия России, такие как РАО "ЕЭС", ТНК, "Северосталь", "Таднефть". Созданы большие объемы информационных ресурсов, обеспечивающие оперативный доступ к информации о предложениях поставщиков, позволяющие о существе сделки в электронном виде. Интернет используется, как инструмент рекламы и маркетинга.

Известные розничные сети, такие как "М-видео", "Мир", "Техносила" и другие используют Интернет в качестве одного из каналов продаж своих товаров. Стоимость банерной рекламы на раскрученных интернет-ресурсах уже сравнялась со стоимостью, с рекламой бумажных СМИ. По данным Национальной ассоциации участников электронной торговли - НАУЭТ, темп роста электронной торговли в России в 2004 году составил от 38 до 40 процентов. То есть, мы говорим о том, что поставленная задача президента об увеличении ВВП за 10 лет, удвоение ВВП за 10 лет, здесь только за прошлый год на 40 процентов возник рост. То есть очень серьезно.

Объем электронной торговли в розничном сегменте вырос в 2004 году до 662 миллионов долларов, а в оптовом сегменте до 442 миллионов долларов. Совокупный сегмент оборота электронной торговли составил более 1 миллиарда долларов.

Активно развиваются новые виды электронной торговли и услуг: страховые, консалтинговые, туристические и другие. Развитие электронной торговли получило новый импульс в связи с ростом потребительского спроса и механизма кредитования. Лидерами в данной области являются такие товарные группы, как цифровая и компьютерная техника, аудио-видеотехника, книги, музыкальная и видеопродукция.

В то же время объем розничного товарооборота через Интернет в России пока составляет менее 1 процента от общего розничного товарооборота. Для сравнения, в Соединенных Штатах Америки эта цифра составляет в настоящее время около 15 процентов.

Общепризнанно, что основными причинами, которые тормозят развитие электронной торговли в России, является прежде всего проблемы правового характера, низкий уровень использования системы Интернет населением, малая степень доверия к процедурам электронной торговли. Современное состояние правового регулирования электронной торговли в России характеризуется тем, что нет юридического определения таких базовых понятий, как электронная торговля, электронная коммерция, электронная сделка, электронный документ и так далее, что, конечно, создает большие правовые трудности в данной сфере.

Большинство статей, регулирующих использование электронных средств в предпринимательской деятельности распределено по целому ряду законов и подзаконных актов, что также создает определенные правовые трудности, которые негативно влияют на защиту прав участников электронной торговли. Тем не менее, правовое положение пользователей системы электронной торговли в части защиты прав потребителей, товаров и услуг, а также прав потребителей информации, регулируется нормами Федерального закона "О защите прав потребителей" с учетом внесенных в конце прошлого года изменений и Федерального закона "Об информации, информатизации и защите информации".

Правовое положение Интернет и сервис-провайдеров регулируется, в первую очередь, положениями Федерального закона "О связи", принятого в новой редакции в 2003 году, который в частности определяет требования к качеству услуг связи, ... ответственности при осуществлении деятельности в области связи, порядок предъявления претензий и исков.

Деятельность Интернет и сервис-провайдеров, обеспечивающих совершение сделок, регулируется также Федеральным законом "Об информации, информатизации и защите информации" в части функционирования информационных систем о защите информации. Юридическая значимость электронных документов регулируется также Федеральным законом "Об электронной цифровой подписи", который устанавливает требования, при соблюдении которых электронная цифровая подпись считается равнозначной собственноручной подписи лица.

Что касается использования электронных документов в качестве доказательств в суде, то, согласно Кодексу Российской Федерации об административных правонарушениях, письменными доказательствами являются документы, выполненные в форме цифровой графической записи или иным способом, позволяющим установить достоверность документа.

В то же время на уровне подзаконных актов во многих случаях прямо предписывается использование бумажных документов. Например, необходимость ведения в бумажной форме журналов учета счетов и фактур при расчетах по налогу на добавленную стоимость, что закреплено постановлением правительства Российской Федерации от 2 декабря 2000 года номер 914. Сложилась ситуация, при которой сама подпись признается, а начисления, которые идут, денежные суммы, которые подлежат к оплате, уже необходимо оформлять в бумажной форме.

На "круглом столе", который мы проводили недавно по вопросам правового обеспечения электронной торговли и электронного документооборота, представитель одного из известных банков заявил, что он тратит только на одну бумагу в течение года 1 миллион долларов, банк, 1 миллион долларов только на бумагу. Не считая ксероксов, картриджей, тоноров, сотрудников, которые ездят в качестве курьеров, всевозможных транспортных и других издержек. Банков у нас в России, как известно, около 2,5 тысячи. То есть если умножить все это на 1 миллион долларов, только на бумаге можно сэкономить около 2,5 миллиарда долларов, что в принципе превышает затраты на культуру в Российской Федерации, если четко прописать правовой механизм, который позволит беречь леса и использовать современные телекоммуникационные технологии.

Конечно, в области электронной торговли существует еще целый ряд проблем, касающийся использования пластиковых карточек в качестве электронных платежных средств, использования кассовых чеков, защиты информации персонального характера, проблемы СПАМа и другие.

В этой связи по инициативе Национальной ассоциации участников электронной торговли, НАУЭТ, Торгово-промышленной палаты России и других организаций, в том числе и регионального уровня, при Комитете Государственной Думы по информационной политике была создана постоянно действующая рабочая группа по электронной торговле с широким представительством. Рабочей группой был подготовлен проект федерального закона "Об электронной торговле. В эту рабочую группу вошли опытные специалисты данного профиля.

Этот законопроект, внесенный в Государственную Думу депутатами нашего комитета, прошел несколько предварительных общественных обсуждений различного формата и вынесен сегодня на обсуждение в рамках данных парламентских слушаний. Практически одновременно, это происходило в начале текущего года, свой законопроект под таким же названием внесли депутаты Комитета Государственной Думы по энергетике, транспорту и связи, с которыми мы находимся в тесном постоянном контакте и работаем совместно. Мы считаем, деятельность комитета, который возглавляет Валерий Афонасьевич Язев, очень дружественной, и всячески будем содействовать тому, чтобы согласованный текст был принят Государственной Думой.

Оба законопроекта Советом Государственной Думы... Оба законопроекта, которые внесены и нашим комитетом, и комитетом по транспорту и связи, Советом Государственной Думы поручено вести нашему комитету - Комитету по информационной политике, как головному. Нашими соисполнителями назначены комитеты по экономической политике и по кредитным организациям и банковской деятельности, которые также являются очень уважаемыми комитетами, один из которых возглавляет Валерий Гаврилович Драганов и второй возглавляет Резник Вячеслав Матусович. Я думаю, будет целесообразно объединить оба законопроекта в один, взяв из каждого из них необходимое.

Внесенные проекты федерального закона "Об электронной торговле" уже четвертые по счету законопроекты, посвященные тематике электронной торговли и выносимые на рассмотрение парламента. Основная цель нашего законопроекта - создать в Российской Федерации благоприятные правовые условия для электронной торговли и на уровне Федерального закона закрепить эффективный правовой механизм, обеспечивающий реализацию и защиту прав участников электронной торговли. Предполагается, что принятие данного закона станет еще одним шагом к созданию современной правовой базы для работы электронных торговых площадок, Интернет-магазинов и иных форм, с использованием которых осуществляется закупка и реализация товаров и услуг через Интернет.

Законопроект регламентирует правовые отношения, возникающие при использовании электронных сообщений, в целях совершения сделок и иных юридических действий в электронной торговле, определяет особенности заключения договоров в электронной торговле, закрепляет права лиц, приобретающих товары, работу, услуги с использованием электронных сообщений. А также устанавливает требования к профессиональным участникам электронной торговли и, что очень важно, устанавливает требования к саморегулируемым организациям профессиональных участников электронной торговли.

В целом законопроект соответствует типовому закону ЮНСИТРАЛ Организации Объединенных Наций "Об электронной торговле" 1998 года и директиве Европейского союза "Об электронной торговле" 2000 года, а также зарубежному законодательству об электронной торговле.

Но мы все хорошо понимаем, что требуется урегулировать и другие правоотношения, теснейшим образом связанные с правоотношениями в области электронной торговли, для успешного применения в жизнь информационно-коммуникационных технологий. В этой связи я хочу подчеркнуть, что мы - члены профильного комитета Государственной Думы - считаем необходимым принятие, в первую очередь, законодательных актов, посвященных электронному документообороту, совершенствованию законодательства об электронной подписи.

Принятие законодательных актов, посвященных доступу граждан и юридических лиц к официальной информации, защите персональных данных в процессах автоматизированной обработки информации и в процессах оборота персональных данных, в том числе и рыночного оборота. Над проектом федерального закона об информации персонального характера мы также работаем, поскольку он находится в портфеле нашего комитета.

Могу утверждать, что наши представления о том, в какую сторону надо развивать законодательство, соответствует представлениям Министерства информационных технологий и связи, Министерства экономического развития и торговли, Министерства культуры и массовых коммуникаций, Министерства образования и науки, и других профильных министерств.

Расхождения могут касаться тактических, но, конечно, важных вопросов: номенклатуры законодательных актов, конкретного содержательного наполнения, очередности подготовки, сроков подготовки. Но все эти вопросы, безусловно, должны и могут быть согласованы, поскольку в законодательном процессе две ветви федеральной власти - исполнительная и законодательная - связаны теснейшим образом, начиная от так называемого нулевого, т.е. предварительного чтения законопроектов, до их окончательного принятия.

Мы согласовываем свою стратегию и с другими комитетами Государственной Думы, о которых я уже сегодня сказал, с которыми у нас есть точки тематического соприкосновения.

И хотел бы еще обратить ваше внимание, что в мае мы будем проводить в этом зале, наш комитет будет проводить еще одни очень важные парламентские слушания, которые будут называться "Правовое обеспечение развития технопарков сферы информационно-коммуникационных технологий".

Эта тема прозвучала на встрече Президента России в Новосибирске, в академгородке новосибирском. И вы знаете, что сейчас готовится законопроект, который будет очень важным и сильным шагом на пути развития инфокоммуникационных технологий, потому что он будет ставить барьер на пути утечки мозгов на Запад, наши ученые смогут в этих специально созданных технопарках реализовывать свои планы, и это будет связано с режимом льготного налогообложения. И действительно, это повлечет за собой мощный импульс развития науки, техники. И особенно, что важно, по нашей тематике, это сферы инфокоммуникационных технологий.

Выступление старшего научного сотрудника, ИГП РАН Соловьяненко Н.И

У меня такое стечение обстоятельств, что я являюсь одним из авторов и законопроекта, внесенного господином Комиссаровым, и того законопроекта, который сейчас внесен Комитетом по энергетике, транспорту и связи. В чем же разница между этими законопроектами?

С одной стороны, приятно сознавать, что работа, которую ты делал три года назад, имела такое законотворческое продолжение. Я веду речь о законопроекте, внесенном Комитетом по энергетике, транспорту и связи.

С другой стороны, я хочу обратить ваше внимание вот на что. Посмотрев этот текст, я обратила внимание, что он практически не изменился с того момента, когда мы работали над текстом этого законопроекта. Но прошло три года. Значит, этот законопроект датируется январем 2002 года. За эти три года во всех сферах правового регулирование применение информационно-коммуникационных технологий произошли изменения. Эти изменения произошли, как во внутреннем праве, так и в праве, которое разрабатывается международным сообществом.

Я хочу обратить ваше внимание на несколько законодательных актов, которые были приняты в Российской Федерации, и принятие которых неизбежно должно было повлиять на текст законопроекта, внесенного Комитетом по энергетике, транспорту и связи. К сожалению, я этих изменений не обнаружила. В Российской Федерации было принято гражданско-процессуальное и арбитражно-процессуальное законодательство. В этом смысле оно определило основные параметры использования электронных документов, подписанных электронной цифровой подписью и иными аналогами собственной подписи в качестве судебных доказательств. Поэтому одна из целей, которая преследовалась законопроектом 2002 года, была достигнута. И я абсолютно уверена, что изменения в текст этой статьи должны быть внесены.

Она должна была быть обновлена, но этого не произошло.

Международное сообщество так же не стоит на месте в разработке нормативно-правовых актов, посвященных вопросам электронной торговли и электронных сделок. Так, с того времени разрабатывался и постоянно обновляется текст проекта, подготовленного ЮНСИТРАЛ о международной Конвенции по заключению договоров в электронной форме. Эта конвенция значительно продвинула взгляды мирового сообщества на сам контекст заключения электронных договоров, и, естественно, все те достижения, которые были сформулированы в этом проекте конвенции с участием, кстати, представителей Российской Федерации, так же должны были быть внесены в законопроект.

Естественным продолжением работы над законопроектом по электронной торговле была работа, порученная Министерством экономического развития и торговли по обновлению проекта закона об электронной торговле в связи с разработкой международных актов. Результатом этой работы стал новый проект, внесенный депутатами Комитета Государственной Думы по информационной политике.

Поэтому... я принимала участие в его разработке и поэтому сейчас я скажу о том, какая же разница и какие новые нормы были введены по сравнению (я все-таки беру на себя смелость утверждать) с устаревшим проектом, который был внесен, вот параллельно данному.

Но я не могу отрицать его, поскольку являюсь автором, одним из авторов одного и другого.

Нужно ли специальное законодательство, посвященное электронной торговле? Нужно. Конечно, нужно, потому что специальное законодательство стабилизирует правовые отношения, которые являются предметом его регулирования. Позволяют добиться правовой определенности и унификации норм и правил, посвященных электронной торговле; предоставляют более прочную, чем общие гражданско-правовые нормы юридическую поддержку для использования в сфере электронной торговли разнообразных систем электронного документооборота.

Cпециальный закон об электронной торговле позволяет минимизировать возможность применения к данным отношениям подзаконно-нормативных правовых актов и произвольного ведомственного нормотворчества. В этом смысле любой специальный федеральный закон является шагом вперед по сравнению с совокупностью, иногда хаотичной, норм разнообразного другого законодательства.

Что было использовано в работе над проектом Комитета по информационной политике?

Так же, как и в работе над другим законопроектом: положения типового закона ЮНСИТРАЛ об электронной торговле. Положения типового закона ЮНСИТРАЛ об электронных подписях. Директивы Европейского парламента и Совета европейского союза об электронной торговле 2002 года. И, наконец, проект Международной конвенции ЮНСИТРАЛ о заключении договора в электронной форме. Работа над этим проектом еще ведется.

Что же было введено, какие новые конструкции были введены в этот обновленный проект?

Во-первых, введена статья, которая посвящена определению понятий. Ну, об этом уже говорилось. Вводится понятие "электронное сообщение", "электронная подпись", "автоматизированная сделка", "участник электронной торговли", "профессиональный участник торговли" и т.д. Были введены такие новые конструкции, как:

Расширена категория "участник электронной торговли". Помимо лиц, осуществляющих деятельность по продаже товаров, оказанию услуг, выполнению работ, и лиц, являющихся покупателями, заказчиками соответствующих товаров, работ и услуг, введена категория лица, осуществляющего деятельность по организации электронной торговли. Эта категория соответствует статье Гражданского кодекса 447, 449, где вводится понятие "организатор торгов". Фактически, организатор электронной торговли вне электронной сферы, это организатор торгов в соответствии с Гражданским кодексом, и включающие такое понятие, как товарные биржи.

Почему нужен организатор торгов? Потому что в любой торговле и в электронной торговле, в том числе участвуют не только продавец и покупатель, участвует еще лицо, которое не является продавцом и покупателем по законодательству. Но, скажем, юридическое лицо, которое является держателем электронной торговой площадки, и не являющееся предпринимателем по закону, а занимающееся организацией связи между продавцом и покупателем.

В качестве примера я могу привести, во-первых, того самого организатора торгов, о котором говорит Гражданский кодекс - это специализированная организация. И, наконец, система торгов зерном, система торгов, являющаяся частностью единого программно-технического комплекса и предназначенная для проведения биржевых торгов при осуществлении государственных товарных интервенций на рынке зерна.

Вот эта система является системой электронных торгов. Она не принадлежит ни продавцу на товарном рынке, ни покупателю. Но, тем не менее, является специфическим субъектом, организатором торгов. Поскольку она является в электронной форме, можно говорить о том, что это организатор электронной торговли.

Была введена категория "профессиональный участник электронной торговли". По сравнению с законопроектом 2002 года или законопроектом Комитета по энергетике, транспорту и связи, которые используют терминологию - "лицо, осуществляющее электронную торговлю".

Необходимо обратить внимание, что "профессиональный участник электронной торговли" лучше соответствует аналогичной категории директив Европейского союза об электронной торговле. В русском контексте это, конечно, ближе к "профессиональному участнику электронной торговли". Российское законодательство знает понятие "профессиональный участник", которое широко используется на рынке ценных бумаг.

По-новому сформулирована статья, которая относится к предоставлению электронных документов в качестве доказательств. Она теперь соответствует арбитражно-процессуальному и гражданско-процессуальному кодексам и дает только отсылку на них, что соответствует просто нашей системе законодательства.

В соответствии с проектом Конвенции о заключении договоров в электронной форме введены такие категории, как автоматизированная сделка и приглашение делать оферты в электронной торговле. Для чего это сделано?

Понятие "автоматизированная сделка" и норма, которая развивает это понятие, связано с ситуацией, характерной исключительно для электронного взаимодействия. Это перевод неких гражданско-правовых норм в электронную среду, если можно так выразиться. Как известно, как говорил Остап Бендер: "Согласие есть продукт при полном непротивлении сторон", так вот, достигнутые соглашения - тогда в соответствии с Гражданским кодексом, когда можно представить согласования воль сторон.

Но в электронной среде возможна ситуация, когда одна сторона выполняет волевые действия, т.е. выполняет заказ, скажем, осуществляет заказ и т.д., а со стороны электронного магазина действует электронная система без участия человека. Формально, в соответствии с Гражданским кодексом сделку, которая заключена таким образом, можно оспорить, доказав, что не было достигнуто согласование воль сторон, поскольку воля, это категория, относящаяся к личности, к лицу, к представителю юридического лица и т.д. ЮНСИТРАЛ, озаботившись этой проблемой, ввел специальную норму, которая говорит о том, что таким образом все-таки воль достигнуто, и гарантирует, что такие сделки не могут быть признаны недействительными, при соблюдении условий, предусмотренных законом. Эти условия в законе доказываются.

Ну и, наконец, приглашение делать оферты. Аналогичные нормы также предлагаются международным сообществом. Это говорит о том, что размещение условий, скажем, на электронной торговой площадке, в электронной торговой системе, являются не оферты, на которые, в определенном порядке, предусмотренном ГК, должен быть дан акцепт, а приглашением делать оферты до той поры, пока сторона, которая выставила это приглашение не считает себя связанной в случае акцепта.

И на международном уровне, и на российском гражданско-правовом уровне, это лучше конкретизирует взаимодействие между электронным магазином и покупателем, между лицом, оказывающем услуги в электронной форме и приобретателем таких услуг.

Наконец, была изменена норма проекта, которая связана с так называемыми подлинниками и копиями электронных сообщений или в другой версии. Сейчас в практике, используется термин "электронный документ". Почему? Значит, прошлый проект или проект комитета по связи говорит о том, что электронные сообщения могут быть представлены в соответствии с законом, могут восприниматься и как подлинники, и как копии электронного сообщения. Это было может быть не плохо до принятия арбитражно-процессуального и гражданско-процессуального кодекса, который ничего не говорил о подлинниках и копиях. Но с принятием этих новых нормативно-правовых актов, речь идет о том, что доказательства, в том числе и те, которые представлены в электронной форме, должны представляться в подлиннике или в форме, надлежащим образом заверенной копии. Вот двойное толкование подлинника или копии этого электронного сообщения, может привести к коллизиям при рассмотрении дела. И может составить сложности при представлении в копии, которая должна быть должным образом заверена.

Я хочу обратить ваше внимание, что у нас заверения электронных документов в виде электронного нотариата пока не существует. Более того, законодательство, как гражданского, так и собственно процессуальное и многое другое, связывает правовые последствия с подлинником, скорее. А копия является свидетельством подлинности этих отношений, поэтому и должна быть заверена.

Я считаю целесообразным изменить эту норму, в соответствии с процессуальным законодательством и говорить о том, что электронные сообщения являются подлинниками электронных документов с тем, чтобы снять эти разногласия.

Законопроект этот подготовлен не только специалистами юристами, он подготовлен с участием, с учетом пожеланий надежд и чаяний участников Национальной ассоциации участников электронной торговли. Поэтому ряд норм был введен в соответствии с пожеланиями участников. Так была введена норма говорящая о защите персональных данных, и норма, которая звучит, как саморегулируемая организация участников электронной торговли.

Не секрет, что электронная торговля во многом ориентируется на аспекты саморегулирования. Там, где государственное регулирование оказывается не эффективным.

У нас нет пока закона о саморегулированных организациях, но у нас существуют нормативно-правовые акты, акты федерального законодательства, которые имеют соответствующие статьи.

Я хочу адресовать вас к законодательству о рынке ценных бумаг, который имеет соответствующий раздел "Саморегулируемые организации", посвященному аудиторской деятельности. Там тоже есть статья, которая регламентирует деятельность ассоциации аудиторов, которые называются "саморегулируемыми организациями". Но тем не менее, и эта версия открыта для критики. От имени ассоциации, от имени рабочей группы я скажу, что она открыта для всех пожеланий, исправлений.

Выступление директора Департамента правового обеспечения Мининформсвязи. Якушева М.В.

Я попытаюсь изложить позицию нашего министерства в отношении той проблематики, которой посвящено наше сегодняшнее мероприятие.

Мы знаем, что экономически существует достаточно большая потребность в регламентации вопросов, связанных с электронной торговлей или, как иногда говорят, электронной коммерцией. Постоянно возникает при этом вопрос: необходим ли специализированный закон в этой связи или можно ограничиться внесением изменений в отдельные законодательные акты с тем, чтобы соответствующий пласт общественных отношений был бы надлежащим образом урегулирован.

Этот вопрос, в общем-то, до сих пор пока еще открыт, как в теории, так и на практике, поскольку у нас нет закона об электронной торговле, у нас нет закона о торговле вообще. У нас есть гражданский кодекс, который регулирует соответствующие отношения. Но, тем не менее, позиция, что подобного рода закон должен быть высказывалась достаточно давно. Соответственно, те законопроекты, которые были внесены в Государственную Думу, отражают тот тренд, ту тенденцию, которая говорит о том, что указанные правовые отношения требуют регламентации в отдельном специализированном законе.

Мы разрабатывали текст законопроекта достаточно давно. Ему порядка трех лет. Очевидным образом необходимо было внести те изменения, которые потребовало время. Я вкратце хочу сказать о тех недостатках, которые, на мой взгляд, с одной стороны, могут быть устранены, а с другой стороны, должны быть устранены.

По поводу того, что нового хотелось бы видеть в законе об электронной торговле. Это, в первую очередь то, что все-таки основной участник электронной торговли в нашей стране, это государство. Поэтому, просто отсылочной нормы о том, что особенности электронных закупок для госнужд регулируются профильным законодательством, безусловно, уже недостаточно.

И как мы знаем, до сих пор на уровне того закона, от которого дается отсылка, никаких особенностей, никаких фактических разрешений на проведение торгов в электронном виде до сих пор нет. Поэтому подобного рода вопросы, в первую очередь, необходимо регулировать на уровне профильного закона, о котором мы сейчас говорим.

Валерий Яковлевич совершенно справедливо в своем вступлении сказал о необходимости уточнения и правильного применения понятийного аппарата. Это беда для очень многих наших законодательных актов. И как не странно, в первую очередь, в сфере информационных отношений. Это недостаток необходимо самым срочным образом устранять и менять.

Те попытки устранения подобного рода недостатков, которые были сделаны в законе, представленном Комитетом по информационной политике, к сожалению, не всегда были удачны.

Так, например, вопрос связанный с автоматизированной информационной системой, не соответствует и действующему законодательству, поскольку информационная система в законодательстве об информации, информатизации и защите информации в других федеральных законах определяется совершенно иначе чем это было сделано в вашем законе.

У нас до сих пор отсутствует понятие "провайдер", понятие "информационный посредник". Вступивший в силу в прошлом году Федеральный закон "О связи" ничего не говорит на эту тему. Вопрос связан с деятельностью информационных посредников или провайдеров соответствующих услуг, никак не вытекает из действующего закона "О телекоммуникациях". И здесь, безусловно, требуется на много больше уточнять, нежели чем просто отсылать или упоминать.

Вопрос, связанный с регламентацией деятельности посредников, информационных посредников, очень спорный. Он был заложен еще в действующее законодательство в ряде других законодательных актов. Но на практике это понятие нигде не было раскрыто и нигде реально не применяется. Вопрос о том, необходимо ли вносить в закон новую сущность именно для отношений связанных с коммерческой предпринимательской деятельностью, для меня, например, не очевидно. Поскольку совершенно не понятно, это отдельный вид предпринимательской деятельности информационной, посредничество? Если - да, то необходимо сказать, чем оно конкретно регламентируется помимо того, что об этом упоминается в законе. Или же эта сущность избыточная, поскольку правоотношения сторон, участвующих в электронной торговле, как со стороны покупателя, так и со стороны продавца, исчерпывающим образом описываются в договорах между ними.

То же самое можно сказать и про вводимое новое понятие - участник, профессиональный участник электронной торговли. Спорное очень, насколько требуется это отдельное понятие, насколько оно реально существует. Поскольку, если человек или организация занимается, предпринимательской деятельностью, совершенно непонятно, какие дополнительные требования должны быть предъявлены применительно к тому, что эта деятельность осуществляется в виде отправки, обмен электронными сообщениями. Впрочем, в предложенных нам материалах, я видел очень содержательный конспект выступления госпожи Бегетовой из Белгорода. И мне бы не хотелось, чтобы я применял ее аргументацию. На мой взгляд, там достаточно подробно подобные вопросы изложены.

Вопрос о включении в состав закона статьи про персональные данные - очень серьезная тема. И подобного рода вопросы, безусловно, должны регулироваться на уровне отдельного закона. Совершенно правильно в рекомендациях включить пункт о необходимости скорейшей разработки и принятия закона об информации персонального характера. Это нужный закон, его нужно делать.

Однако вряд ли стоит предвосхищать эти вопросы в законе более частном, более профильном об электронной торговле. Мы все знаем, как эти вопросы были решены в Трудовом кодексе, где тоже появился раздел про персональные данные. Трудовое законодательство начинает регулировать вопросы персональных данных.

Безусловно, закон нужен. И мы, как министерство, отвечающее за нормативно-правовое регулирование в сфере информационных технологий, будем поддерживать законодательные инициативы в этой области. Однако, в тот законопроект, который сейчас обсуждается, с нашей точки зрения, должен быть внесен ряд содержательных изменений. В частности, либо полностью переработан, либо, возможно даже, удален тот понятийный аппарат, который там есть.

Необходимо устранить такие, явные недочеты, как понятие "автоматизированные сделки". Поскольку заключение договора в результате технического взаимодействия автоматизированной информационной системы и лица, при котором операции, осуществляемые такими системами, происходят вне контроля со стороны физического лица. Подобного рода утверждения крайне нежелательны, поскольку сторонами любого договора, носящего правовой характер, является продавец и покупатель, стороны по договору, а не автоматизированная информационная система. И волю на заключение такого договора и содержащихся в нем условий, разумеется, определяют люди, участники соответствующего договора.

Я бы предложил еще раз вернуться к вопросу о включении в состав закона статьи про персональные данные. На мой взгляд, этой статье в данном законе, конечно, не место. Это предмет совершенно другого закона. Необходимо на основании тех мнений, суждений, которые будут высказаны в результате сегодняшнего обсуждения, также вернуться к вопросу о профессиональных участниках электронной торговли.

На основании предложений участников электронной торговли нужно составить те предложения, те формулировки, которые, в первую очередь, учитывают их, учитывают их деятельность в качестве саморегулируемой организации, и подправить те позиции, которые в законе, в проекте закона говорят о саморегулируемых организациях. В целом мы к закону относимся позитивно. Требуется ряд корректировок.

Выступление директора Департамента правового обеспечения Мининформсвязи. Якушева М.В..:

Тот законопроект, который выдвинут Комитетом по энергетике и связи, разрабатывался действительно уже два или три года тому назад. И тогда разработчики уже были не очень им довольны, он не отражает многих вещей. У меня только два вопроса, которые, я считаю, что целесообразно было бы отразить в законопроекте. Они отражены, как мне кажется, во втором лучше, чем в том законопроекте, который представляет Комитет по информационной политике.

Первый вопрос. Это вопрос о равнозначности документации.

И второй вопрос. Это об общественных организациях в сфере электронной коммерции.

Национальная ассоциация участников электронной торговли заинтересована в том, чтобы в законе была прописана возможность самоорганизующихся организаций участвовать в процессах электронной торговли.

В противном случае мы попадали бы в сложное положение, когда опять-таки чиновничий аппарат управлял этими процессами. Надо вам сказать, что в соответствии с федеральной целевой программой "Электронная Россия" разрабатывался проект и сейчас опять он возник вновь, проект создания системы информационно-маркетинговых центров.

Если будет система информационно-маркетинговых центров, целью которой будет являться посредническая деятельность заключения тех сделок, которые будут происходить в электронной форме, то, конечно, второй законопроект уже существенно сильнее. В этом плане он учитывает возможность создания такой системы.

Мы считаем, что это должны быть самоорганизующиеся центры, которые должны быть на коммерческой основе и зарабатывать себе деньги тем, что они будут проводить такие операции.

Я не увидел в этом законопроекте одну важную вещь. Министерство экономического развития и торговли представило свой проект законопроекта о проведении государственных закупок. Насколько согласовано то, что сказано в том законе, в представляемых законопроектах? Вы понимаете, что сегодня те цифры, о которых мы говорим, об электронной торговле, основная часть закупок, которая идет в электронном виде, это обеспечение госзакупок. И, конечно, нам не хотелось бы, чтобы эти два законопроекта по принятию разошлись в сторону, и выделилась как отдельная вещь - электронные закупки и свои площадки, свои правила, свои требования, и все остальное - отдельно. Вот это то, что нас беспокоит.

Вот и мне бы хотелось, чтобы возможность согласования этих двух законопроектов была отражена в резолюции нашего совещания.

Выступление руководителя группы компании "Пей кэш" Дустова В.Л.:

Группа компании "Пей кэш" является, если говорить в терминах закона, неким близким к платежно-информационному посреднику. Мы представляем эти услуги в ряде стран, в России, в Украине, в Армении, в США.

Если говорить о России, мы каждый день обслуживаем десятки тысяч электронных транзакций и сопряженные с ними электронные контракты.

На наш взгляд, проект является очень разумным и своевременным. К наиболее положительным моментам я бы отнес, первое - это то, что он является достаточно рамочным, что вполне понятно в нынешних условиях, когда отрасль еще находится в своей стадии становления.

Плюс очень важный для нас момент, то, что он не ограничивает электронную подпись рамками закона "Об электронно-цифровой подписи", а трактует ее более широко, в том числе, как аналог собственноручной подписи. Возможно, это момент технический, но для нас очень существенный. Потому что закон "Об электронно-цифровой подписи", кроме упомянутых в материалах различных технических недоработок, собственно, ограничен, так называемой, депонированной электронно-цифровыми подписями. То есть, он в основном описывает создание центров, которые привязывают электронно-цифровую подпись к конкретной личности.

В электронной торговле это слишком сильное требование, потому что в электронной торговле ровно как в торговле на улице, в большинстве сделок не требуется идентификации покупателя. Когда у покупателя покупаете на улице мороженое, от вас не требуется каких-либо идентификаций, что вы являетесь Ивановым, Петровым или Сидоровым. Соответственно, такая идентификация возникает только в случае возможных конфликтов, ваша защита прав, как потребителя, но она производится легко сторонними средствами.

Соответственно, можно возразить, что структура депонируемых электронно-цифровых подписей является более мощным инструментом, и она гарантирует идентификацию и аутентификацию. Но структура депонируемых ключей, ее создание - это очень долгий процесс как в России, так и за рубежом, требует очень больших денег, и нам бы не хотелось этого ждать.

Какие еще моменты хотелось отметить по этому закону. Нам показалось, скорее с практической, а не с юридической точки зрения, что было бы полезно некое положение о том, что электронная специфика сделки не может как-либо ограничивать права и обязанности сторон по сравнению со сделкой, заключаемой в обычной флайновой торговле, то есть, некий расширенный аналог пункта 8.2.

Дальше я бы отметил несколько чисто технических моментов, в основном относящихся к статье 7. Я бы добавил в обязанности посредников или в оказываемые услуги тарификацию сообщений. По нашему опыту, компании, которые де-факто сейчас успешно действуют в России посредниками в электронной торговле, всем этим занимаются. Обязательно нужен момент, который тем или иным способом описывает, что происходит в случае непреднамеренного или злонамеренного искажения электронных сообщений и кто несет за это ответственность.

Я более точно бы описал в статье восьмой, что является отправлением и получением. Мне кажется, что в нынешнем виде это порождает возможность, если не для практических проблем, то, по крайней мере, для юридических казусов.

Очень важный момент, который затрагивается в статье номер 9 про копии и оригиналы, введение в электронном виде фискальной отчетности.

Мы процессим десятки тысяч сообщений в день в электронном виде, но в конце месяца или в конце квартала мы неизбежно сталкиваемся с тем, что для большинства магазинов мы еще вынуждены сдавать бумажные реестры по всем этим сделкам, что достаточно бессмысленная и пустая трата времени и наших ценных лесов.

У меня было еще написано замечание по пункту 13.1, по предложению делать аффекту. Я бы просто бы порекомендовал его сформулировать в каком-то более развернутом, понятном виде.

А в целом мне бы хотелось сказать, что это действительно очень нужный документ, очень внятный, идущий в русле международного революционного процесса. Мы очень надеемся, что он будет в обозримом времени принят.

Выступление Майор И.В.:

Я представляю компанию "Метро", "кэш энд кэрри". Эта компания, которая занимается розничным бизнесом. В России она работает более 4 лет и на территории России успешно функционирует 14 торговых центров.

Вопрос, который я хочу затронуть, это переход к безбумажному электронному документообороту: необходимость и перспективы. Этот вопрос не затрагивает электронной торговли, а скорее он затрагивает документообороты в обычной торговле.

Также здесь я хотела бы сказать, что мы не закупаем ничего, практически, через Интернет. Мы работаем по договорам с поставщиками. И проблема, которую я хочу затронуть, можно решить параллельно к проблеме электронной торговли. Поскольку и тут, и там существует документооборот первичных документов.

В соответствии с требованиями российского законодательства, оригиналы первичных бухгалтерских документов должны, во-первых, храниться на бумажных носителях 5 лет. Представляться в налоговые органы по запросу на бумажных носителях. Накладная должна содержать подписи и печати обеих сторон, участвующих в сделке, и счет-фактура должен быть подписан поставщиком.

Все эти требования российского законодательства вытекают в то, что у нас содержится огромный архив. Не только у нас, но, в принципе, у всех, кто участвует каким-либо образом в торговле. И, соответственно, мы обслуживаем бумажный документооборот.

В данный момент 5 миллионов счетов сейчас содержатся в архиве компании. Это только счета фактуры поставщиков. Затем, существует архив копий документов, выданных покупателям.

Хочу пояснить, что в нашем законодательстве существует требование, по которому все счета фактуры, а точнее, все накладные должны быть подписаны обеими сторонами и должны храниться в архиве.

А поскольку "Метро" "кэш энд кэрри" - это магазин, который обслуживает не физических, а юридических лиц, то, соответственно каждому покупателю выдается счет-фактура и накладная, и копия этого документа в совмещенном виде должна находиться в архиве в течение пяти лет. На один магазин в год приходится более 10 миллионов таких документов, а магазинов 14. Можете себе представить. Затем - архив накладных от поставщиков. Полтора миллиона накладных в год - на все магазины.

Я еще раз хочу обратить ваше внимание на то, что в ходе данного заседания рассматривается закон "Об электронной торговле", внимание которого сконцентрировано на заключении электронных сделок. А в обычной торговле, в отличие от электронной для того, чтобы заключить контракт, нужно потратить не так много времени или, по крайней мере, потратить время, но потратить его один раз. Все же последующие операции, это более 300 поставок в день принимает один магазин, вы видите, во что выливается обслуживание одного контракта.

Время на поиск в архиве оригинального документа по запросу из налоговых органов может занимать от нескольких часов до нескольких дней. Потому что в архиве документы находятся в пронумерованном виде, а от налоговой инспекции запрос может содержать комплексный запрос. То есть, может по какому-то признаку делаться выборка.

Еще мне хотелось бы рассказать немного о статистике ошибок. Дело в том, что отдел инвойсконтроля, который занимается обработкой счетов фактур, провел некий анализ того, какие ошибки делаются в счетах-фактурах, и на что, собственно, тратится время. При приемке счетов-фактур 20 счетов содержат ошибки в оформлении. То есть, эти счета не принимаются к обработке, а возвращаются поставщику с просьбой исправить. Естественно, поставщик забирает эти счета и либо присылает по почте еще раз в исправленном виде, либо привозит их лично.

Здесь вот уже в докладе у Нины Ивановны Соловяненко была упомянута технология "и-ди-ай". Это технология электронного обмена данными, которая используется не только в электронной торговле, но и в электронном документообороте. И вот с помощью этой технологии можно устранить все 100 процентов ошибок, которые ошибки в оформлении.

После того, как ошибки в оформлении исправлены, счета принимаются в обработку. При этом 25 принятых счетов содержат ошибки в числах. И при этом 80 процентов из этих ошибок - это ошибки либо в ценах, либо в НДС. И эти ошибки опять же устранимы с помощью технологии электронного обмена данными при условии внедрененного обмена мастер-данными между двумя компаниями. И лишь 20 процентов ошибок в принятых счетах-фактурах не устранимы с помощью электронного обмена данными.

Неоправданные затраты. Архив, бумага, оплата труда, оборудования, рабочих мест, персонала, отвечающего за ввод информации, исправление ошибок, затраты на управление и контроль процессов, не создающих прибавочные стоимости.

Мне хотелось бы обратить внимание на тот факт, что уволить персонал не есть первоочередная задача ни компании "Метро", ни любой другой компании. Вопрос ли в том, как этот персонал используется, и использовать труд людей на бессмысленные процессы мы не хотим. Мы могли бы труд этих людей использовать с тем, чтобы создавать какую-то прибавочную стоимость.

А еще большой, конечно, затратой является затрата на поиск документов. Хотелось бы сконцентрироваться на том, что невозможно использовать, внедрить электронный обмен данными без дублирования процессов. То есть, мы можем внедрить электронный обмен данными. Он будет помогать нам исправлять ошибки, но при этом невозможно будет сделать это без дублирования процессов. Поскольку все документы нам придется хранить на бумаге, возить или отправлять в бумажном виде. Таким образом, все это выливается в неэффективные операции и управление.

Что же такое электронный документооборот для первичных документов и в чем его ценность.? Если бы у нас были электронные счета фактуры и накладные, то можно было бы без дублирования вести электронный обмен данными. Таким образом, 100-процентов ошибок в оформлении, 80 процентов ошибок в цифрах было бы устранено. Минимизирован ручной труд, автоматизированы бизнес-процессы, такие, как приемка, например.

И очень важно здесь то, что мы могли бы использовать электронный архив первичных документов. То есть, в этом архиве сократилось бы время поиска, от часов, либо дней до минут, и можно было бы искать всю, возможно, параллельную информацию, относящуюся к данной трансакции, а также электронную отчетность налоговым органам. Не та отчетность, которая состоит из месячных или годовых отчетов, а именно отчетность, основанная на первичной документации была бы возможна.

Хотелось бы сказать о том, как электронный документооборот организован в "Метро" "кэш энд кэрри" Германии.

Собственно, компании обмениваются счетами через электронный обмен данными. Все счета, полученные от поставщиков через электронный обмен данными, хранятся в электронном архиве. Периодически, примерно раз в месяц, поставщик представляет в бумажном виде, можно в электронном, но так уж повелось, что в бумажном, официальный документ: список счетов, список всех поставок с указанием номера каждого счета, общей суммы счета, включая НДС и не включая НДС. Данный документ представляется в налоговую инспекцию в случае необходимости. И если налоговую инспекцию интересуют детали счета, то каждый конкретный документ можно извлечь из электронного архива.

Аутентичность отдельных документов: счетов-фактур, например, или как они ви-эй-ти-инвойс называются в Германии, они содержатся в электронном архиве. Аутентичность отдельных счетов гарантируется технологией и-ди-ай. Она не требует никакой электронной подписи, ничего. Просто сочетание двух таких факторов, как, с одной стороны, технология и-ди-ай, гарантирующая отдельный документ с сохранением в нем данных, а с другой стороны - общий список документов, общий список счетов, которые обозначают поставки, произошедшие в течение месяца и предоставленные в бумажном виде, вот два эти фактора, они могут заменить такую вещь, как, например, электронная подпись.

Поскольку у нас существует требование к тому, что каждый отдельный документ должен быть подписан, то это, наверное, не очень возможно у нас в стране.

Поскольку в Германии нет требования к тому, что обе подписи должны присутствовать на накладной и нет требованию к хранению бумажного оригинала, то не только счета фактуры поставщиков, полученные через электронные обмен данными, но и копии счетов, выданных покупателю в магазине, также хранятся в электронном архиве. В России это не работает. Потому что, во-первых, две подписи должны быть на каждой накладной. А во-вторых, есть требования хранения бумажного оригинала, в результате чего мы храним в наших магазинах копии накладных, подписанных нашими клиентами.

Использовать электронную подпись для подтверждения аутентичности электронного первичного документа. Эта подпись будет необходима до тех пор пока, бумажная подпись необходима на первичном документе. Обычная подпись. И ввести параллельные изменения в Налоговый кодекс и закон о бухгалтерском учете с целью дать верифекцированному электронному документу статус оригинала. То есть, приравнять электронный документ по статусу к бумажному.

Цель такого подхода в том, что внедрение электронной подписи вместе с параллельными изменениями в Налоговом кодексе и законе о бухучете решит следующие проблемы. И-ди-ай коммуникации с поставщиками, ее электронного архивирования и первичных документов поставщиков.

К сожалению, этот подход, введение электронной подписи вместе с параллельными изменениями в законе о бухучете и Налоговом кодексе не решает такую проблему, как проблема бизнеса "Метро" "кэш-энд-кэрри", то есть проблему магазина, который продает не физическим, а юридическим лицам.

Потому что по-прежнему мы должны хранить в бумажном архиве накладные, заверенные двумя подписями. Ну, и хотелось бы предложить такой пункт, как отмену. То есть, очевидно, то, что дополнительные изменения в законодательстве необходимы. И, в принципе, было бы хорошо отменить подписи на накладных покупателей магазинов для бизнеса такого, как "Метро", продающего товары юридическим лицам.

Зачем нужно хранить в бумажном архиве накладные с двумя подписями, ведь та же самая информация есть уже в кассовом аппарате. То есть, мне кажется, более комплексно нужно подходить к рассмотрению проблем в нашем законодательстве.

Выступление председателя совета директоров Центра развития экономики. Бойко А.А.

Мне бы хотелось начать с немного другого закона. У нас сейчас идет принятие закона "О государственных закупках", и эта вещь абсолютно неотрывно связана с Законом "Об электронной торговле", по причине того, что максимум чего мы можем сейчас добиться в том законе, это включения туда разрешения использовать электронную торговлю в государственных закупках. Но при всем этом там невозможно прописать механизм этой торговли, будем говорить так, закон не принимает внутрь себя тот механизм именно по электронной торговле, и только параллельный Закон "Об электронной торговле" может показать, как это может работать в государственных закупках.

На сегодняшний день я могу сказать, что это может работать, мы являемся разработчиками уже на сегодняшний день действующей системы, она применяется, правда пока что закон не позволяет ее в полной мере использовать в государственных закупках. И мы пока что применяем ее в таких крупных государственных холдингах, она опробована, два года работает в РАО "ЕЭС".

Что позволяет система электронной торговли в государственных закупках? Она позволяет в первую очередь оптимизировать издержки. Оптимизация издержки при расходовании бюджета, это огромное дело. Мы все время говорим о том, как отконтролировать. Только система электронной торговли позволяет это сделать. Обычно выглядит, как? Сначала бюджет получили, потом бюджет потратили, потом приехали, проверили, оказалось, что потратили не правильно, наказали, но деньги-то от этого никуда не вернулись. А система электронной торговли, во-первых, подразумевает полную открытость абсолютную прозрачность, когда в любой момент прохождения сделок всегда можно проследить, как проходит сделка, по какой цене закупается, и как использовать опыт другого региона, допустим, при закупке в этом регионе.

Все мы прекрасно знаем, что такое закупка для бюджета, допустим, на региональном уровне. Это такой закрытый клуб, туда поставляет только ряд каких-то компаний. А система электронной торговли в первую очередь подразумевает не дискриминированный доступ любых участников, которые соответствуют, допустим, тем параметрам, которые задали в начале. Были заданы параметры, что ты должен быть, там, иметь опыт работы такой-то, и по этим параметрам действовать. Но это позволяет в первую очередь любой компании поучаствовать, если ее условия лучше, то с ней обязательно должны будут заключить договор.

Во-вторых, система электронной торговли позволяет сохранить все те данные, о которых предыдущий докладчик говорил.

Все сделки хранятся в электронном виде, и в любой момент эти сделки никуда не деваются, их всегда можно посмотреть, и все торги, которые проходили в рамках системы, которую мы предлагаем, они хранятся вечно, в любой момент можно поднять и сравнить, где, когда, по чем, что было куплено. И в то же время можно совершенно спокойно во время тех же самых проверок сказать, а почему, допустим, образно в Брянской области закупали для детских садов, там, извините, туалетную бумажку по 3 рубля за рулон, дешево, хорошо. А рядом в Липецкой области, извините, я не называю область, это, значит, по 6 рублей, тоже, в принципе, не дорого, да, но это 100 процентов. И мы эти примеры можем абсолютно везде увидеть, и никто не знает, почему в одном регионе закупают по такой цене, в другом по другой.

И только система электронной торговли позволяет дать ту самую открытость, которая позволит, во-первых, иметь жесткий контроль над расходованием бюджета, иметь возможность оптимизации тех затрат, потому что, пусть положительный опыт будет распространен на все регионы, и тот, кто хорошо поставляет ее для одного региона, пусть поставляет для другого, и не делает из этого закрытый клуб. Чиновник, который сидит на конкретных закупках. РАО "ЕЭС", я понимаю, почему они сделали этот шаг, их скоро расформируют, и они становятся инвестиционно привлекательными.

А разве бюджет не нуждается в такой же инвестиционной привлекательности? Почему бы не привлечь через систему электронной торговли возможности поставщиков туда более дешевого, более качественного, и в то же время иметь возможность всегда знать, и путем нажатия нескольких клавиш мы можем вытащить любой договор и увидеть его, а в нем уже все то, что действует. И о чем много сейчас говорили, это и электронная подпись, и существующий электронный нотариат, и позволяющий, вот как предыдущий докладчик говорил о том, что не требуется подпись. Вот человек вошел в "Метро, Кеш энд Керри" карточку свою отсканировал, да, а потом второй раз ее отсканировали при подписи в этом самом. Если бы наше законодательство смогло решить, тогда бы "Метро" как бы и не думало бы о том, нужно подписываться человеку, и хранить, в электронном виде точно также сохранялось это все.

Мы предлагаем свои конкретные предложения через национальную ассоциацию участников электронной торговли, мы в закон предлагаем. А то, что касается сегодняшнего разговора, мне просто хотелось, чтобы этот закон был, как можно быстрее принят.

Выступление вице-президента Торгово-промышленной палаты Российской Федерации Исакова В.Б.:

Совершенно очевидно, что многие проблемы, о которых мы здесь с такой болью говорим вызваны тем, что реально мы с вами находимся на стыке двух эпох, эпохи бумажной и эпохи электронной, и в этой ситуации неизбежно и повторение, и дублирование, вот те сложности перехода, которые мы с вами переживаем. Это не значит, что они должны быть обязательно такими, их во многих случаях можно облегчить, этот путь перехода, и вот, наверное, это предмет разговора, предмет дискуссий, в том числе и на нашем сегодняшнем парламентском слушании.

Если как-то классифицировать проблемы, которые мы с вами обсуждаем, то я бы их разделил на две группы. Во-первых, это проблемы общие инфраструктурные, и проблемы, я бы так сказал, хотя и очень важные, но все-таки частные проблемы. К числу общих инфраструктурных проблем я бы отнес следующее.

Первое. Это стандартизация тех технологий, которые сегодня используются в стране. Иногда говоришь со специалистами, у них мелькает выражение "зоопарк технологий", вот этот зоопарк сегодня действительно реально существует. Два года назад мне довелось быть руководителем олимпиады президентской по информационному праву. Олимпиада проходила естественно в электронной форме, и работы конкурсные шли со всей страны. Некоторые работы мы не смогли прочитать, потому что даже электронная почта у нас реально не стандартизирована до сих пор. Что же говорить о более сложных, тонких, дорогих технологиях, когда даже электронная почта используется так, что иногда невозможно прочитать сообщение, специалисты не могли открыть те сообщения, которые к нам приходили.

Во-вторых. Это создание системы идентификации, потому что, нынешний Интернет, это огромная безразмерная стенгазета, где есть, конечно, все, но вот деньги доверять, конечно, этой стенгазете страшновато.

И официальные документы туда посылать страшновато. Потому что в этой системе надо как-то идентифицироваться. Конечно, не во всех случаях, я согласен с уважаемым коллегой, что анонимность торговли имеет свои преимущества, когда вы не берете в кредит, не покупаете в кредит. А когда покупаете в кредит, надо идентифицироваться обязательно, иначе потом ищи-свищи этого покупателя.

Так вот система идентификации только складываться начинает. В 2002 году был принят закон «об электронной цифровой подписи», но реальная инфраструктура, реально корневой удостоверяющий центр, насколько мне говорит присутствующий у нас руководитель этого направления, будет создан только в этом году, в этом году будут созданы удостоверяющие центры в округах федеральных. То есть листочков уже больше сотни, а вот ствол и ветки этого дерева только начинают завершать формироваться в этом году.

Поэтому система идентификации, я полагаю, заработает через какое-то время, и реально можно будет ею воспользоваться. То есть в тех случаях, когда необходима идентификация, это можно будет сделать в достаточной степени надежно.

Третья инфраструктурная проблема. Это проблема страхования, вот о чем коллеги вскользь говорили, потому что электронные технологии влекут совершенно особый вид рисков, которые должны страховаться. Я приведу такой пример. Электронная подпись, не застрахованная в удостоверяющем центре в Санкт-Петербурге, стоит 100 долларов.

Партнёрские программы в интернете.  Предыдущая статья  Предыдущая статьяСледующая статья  Партнёрские программы в интернете.  Следующая статья
Партнёрские программы в интернете.  Информационная часть

Ещё 5 статей на тему "Разное о электронной коммерции"


Юлия Богданова, ”Венчурная фабрика”: ”Один из десяти венчуров становится успешным”

Как украсть миллион

Почему Нью-Йорк? Или азы биржевой торговли

В чем заключается основное преимущество работы в интернете

Как начать свой бизнес в интернете

Все статьи на эту тему ...



Комментарии к статье: "Правовое регулирование электронной торговли в России"


Ваше имя:


Комментарий:


Введите код изображенный на картинке:
 



 
Rambler's Top100